Урок 4. Опыт в старших группах ЦССВ «Сколковский» (ДДИ 24)

Урок Progress:

1. О волонтерской группе Добровольческого движения «Даниловцы» в Центре содействия семейному воспитанию «Сколковский» (старшая группа) рассказывает координатор (2020-2021) Наталия Миткинова.

Вы узнаете:

  • Кто наши подопечные?
  • Как проходят посещения?
  • Какие формы занятий и особенности общения с подопечными?
  • А также ответы на вопросы учащихся Школы координаторов волонтерских групп (весна 2020).

2. Статья:

Детский дом-интернат (ДДИ) N24, где проживают дети с умственной отсталостью, находится в Москве и представляет из себя 2 корпуса. В первом корпусе малыши до 7 лет. Во втором – старшие дети до 18 лет. В каждом из корпусов проживает около 100 детей. Вокруг зданий есть своя территория. Самих детей делят на две категории – с родителями и без. “Семейные” дети проживают в ДДИ так же, как и сироты. Часто родители есть только формально. Но есть и такие дети, которых на выходные берут домой.

Дети распределены по группам по 8 человек, мальчики отдельно от девочек. Группы разнятся от степени “сохранности детей” – более “тяжелые” проживают в своих группах. У каждой группы детей есть воспитатель и няня, медсестра. Воспитатель находится в течение рабочего дня, няни работают круглосуточно и посменно. Более “сохранные” дети ездят в специализированную школу. Есть и такие, к кому ежедневно приезжают педагоги.

Мне очень важно сказать, что несмотря на свои особенности развития и внешний вид, наши подопечные дети – это прежде всего дети. Они ничем не отличаются от каждого из нас и им дорого все, что дорого любому из нас.

Зачем в ДДИ волонтеры?

Детский дом-интернат хорошо обустроен, у детей есть очень многое. Для сторонних людей и порой для персонала даже непонятно, а зачем волонтеры туда ходят?

Для меня ответ очевиден. Слишком часто у детей там нет самого важного – близкого человека. Детям не с кем поделиться впечатлениями и переживаниями. У них почти нет личного пространства, поскольку воспитатель всегда с ними. Сами же дети почти всегда находятся в группах, то есть в своих больших комнатах. Воспитатель так или иначе находится на работе, и следуя достаточно строгой дисциплине и инструкциям, держит дистанцию с детьми.

Одна из трагедий этих детей в том, что у них нет выбора. Сказали ехать куда-то, значит, едешь. Сказали заниматься – занимаешься, даже места в столовой у них всегда одни и те же. И именно выбор в некоторую свободу – это еще одна вещь, которую волонтеры им дают. Мы стараемся не ограничивать свободу, даже в мастер-классах. Я всегда говорю волонтерам, что тут важен не результат, а творческий процесс и общение.

Волонтер не является частью системы ДДИ и поэтому дает детям возможность искреннего доверительного общения, дарит им внимание и все то, что для нас является довольно обыденными и повседневными вещами: обнимашки, комплименты и прочее.

Для меня ДДИ – это особый мир. Если в больницах дети часто лежат с родителями, то в ДДИ они находятся одни. Поэтому, с одной стороны, это мир грустный, даже несмотря на то, что детей постоянно возят на экскурсии и в музеи. Но с другой стороны ребята, которые там проживают – очень искренние и добрые. Дети там дают очень своеобразную, но сильную отдачу, которую нужно прочувствовать. Они всегда бегут к нам и к каждому из волонтеров, помнят каждого и делают это очень искренне. И приходя туда, потратив несколько часов свободного времени, ты осознаешь, что внес в их мир частичку добра и радости.

Мы, волонтеры, стараемся подбирать детям то, чего им не хватает. Например, мы знаем, что им не хватает мужского общения (т.к. почти весь персонал женский). У детей мало подвижности. И мы стараемся позвать спортсмена, который может провести мастер-класс и поиграть с ними в подвижные игры. Дети любят фотографироваться. Но больше всего они радуются, когда ты просишь их что-то сфотографировать. Им кажется, это большой ответственностью и когда у них получается, то они просто светятся изнутри. Так или иначе мы стараемся привнести что-то свое, чего им не хватает, но на первом месте все еще стоит сам факт того, что ты приходишь.

Самый главный вопрос для нас – в силах ли волонтер дать детям что-то на будущее? И поначалу мне казалось, что нет. Но сейчас я считаю, что мы можем подготовить ребят ко “взрослой” самостоятельной жизни во взрослых учреждениях – психоневрологических интернатах. Если сейчас они целиком и полностью находятся за воспитательницей, а выбора как такового почти не имеют, то там они, как бы сами за себя, у них появляется свобода и необходимость отстаивать собственные интересы перед другими ребятами. И если так или иначе ребятам из ДДИ придется привыкнуть к такой жизни, то почему бы волонтерам не сделать этот процесс менее болезненным.

Про волонтеров

Для меня волонтер – это прежде всего человек, который пришел помогать детям осознанно, который понимает весь труд и ответственность. Волонтерство – это в первую очередь ради наших подопечных. Мы приходим к детям, чтобы скрасить их повседневную жизнь. При этом очень важно, что мы – волонтеры очень разные, начиная от профессий и заканчивая увлечениями. Волонтерство нас объединяет, каждый из нас вносит что-то свое в общее доброе дело.

Волонтеры во главе с координатором формируют команду, а команда это единство и общая цель, к которой мы идем. Координатор для волонтеров – это не столько руководитель, сколько помощник. Человек, который готов прийти в трудную минуту, готов взять на себя определенную ответственность. Нам нельзя стоять на месте и бояться задать вопрос или сделать ошибку. И самое важное тут, это быть искренним с остальной группой и координатором. Мы должны быть открыты друг другу и, что самое важное, самому себе. Я думаю, что волонтером не может быть человек, не способный слышать и слушать. На мой взгляд именно это самое важное в волонтерах.

Мы все становимся друзьями и товарищами для наших подопечных детей. Настоящее доверие и серьезные отношения с детьми приходят постепенно. В наших учреждениях разовые акции не столь актуальны, как постоянство. Доверие со стороны детей появляется только когда есть стабильность и искренняя заинтересованность. Для детей это очень важно, ведь они хотят делиться своими переживаниями и опытом, что-то рассказывать, знать, что они лично дороги. А для этого лучше всего подходит общение с уже знакомым человеком. Именно поэтому мы работаем группой, где всегда есть постоянные волонтеры. Мы очень ценим в волонтерах постоянство. Для работы в ДДИ – это одно из самых важных качеств.

Что волонтер отдает по отношению к детям, в чем его “волонтерский ресурс”? В первую очередь это время и силы. Именно их волонтер жертвует, чтобы подготовить встречу с детьми, мастер-класс или игру, чтобы потратить время на дорогу и на само посещение детей. Нужны силы и время, чтобы урегулировать отношения (а порой и конфликты) с персоналом, обсудить что-либо.

Но ресурс – это то, чем человек распоряжается. Само волонтерство сильно зависит от его мотивации. Несмотря на то, что все люди разные, очень важно каждому найти себя. Не все любят проводить мастер-классы. Кто-то гораздо лучше себя ощущает в стороне с фотоаппаратом. Мне, как координатору, очень важно организовать этот процесс и подобрать каждому его роль и место в группе.

Мотивация определяет то, насколько человек задержится у нас в группе и какое место он займет. Я могу сформулировать несколько причин, по которым люди чаще всего приходят в волонтерство. Очень распространенная причина – это горе в семье или среди знакомых, опыт общения с умственно отсталыми. Такие люди как правило чувствуют в себе силы. Вторая по популярности причина – это удобство по времени и месту расположения ДДИ. Третий тип людей – которые хотят общаться с самостоятельными и более сохранными детьми, а не малышами или “колясочниками”. Но так или иначе, чаще задерживаются именно те люди, которые уже имеют какую-то жизненную историю, связанную с “особыми” детьми.

Нерабочая мотивация, если человек приходит не столько помогать, сколько искать помощи. Они хотят прийти, излить душу, но в первую очередь это несет негатив и в волонтерскую группу и детям, которые хорошо это чувствуют.

Стоит затронуть вопрос “выгоды”. Что получает человек, который становится волонтером? Для большинства – это хобби, место, где можно себя реализовать. Кто-то играет на гитаре, фотографирует, рисует и таким образом использует свое умение. И, приезжая в ДДИ, понимает свою значимость и важность. Если говорить о глубокой мотивации, то они получают внимание подопечных, их любовь, то, что о них помнят и всегда ждут.

О работе координатора волонтерской группы

По специальности я учитель-логопед. До того, как стать координатором, я полгода была волонтером. У большинства волонтеров очень смутное представление о том, что это такое быть координатором. Им кажется, что координатор – это такой активист, который помимо самого волонтерства просто всех собирает, так же веселится, а потом уходит. На деле все не так. Я была реально шокирована, когда стала координатором. На меня хлынул поток новых обязанностей.

Поначалу трудно было все. Выстроить отношение с волонтерами и руководством ДДИ. Именно тогда наш активный и очень опытный волонтер Александр Гречухин сильно меня поддержал. Помогал с организацией группы, давал советы. Помогал даже собирать и забирать волонтеров на машине до тех пор, пока я не встала на ноги. И большую помощь я получила от куратора волонтерской деятельности Движения Алена Характеровой, которая многому меня научила, подсказала, что и где почитать, помогла с документацией, с выстраиванием отношений с руководством ДДИ, давала советы и просто была всегда готова выслушать. Я сейчас понимаю, что такая организационная система очень помогает новым координаторам.

Есть серьезное различие между волонтером и координатором. Волонтер нацелен только на подопечного и себя. И это нормально. Он не особо задумывается об остальных, что и как у них происходит. У координатора все меняется кардинально. Ты уже не столько думаешь о подопечных, сколько о своей группе. Стараешься сделать пребывание команды комфортней, продуктивней. Думаешь, что и как можешь еще привнести. Координатор очень много контактирует с руководством учреждения. Но что одинаково и для волонтера, и для координатора, так это, что мы стараемся быть самими собой. Зачастую на работе или еще где-то мы боимся сказать лишнее слово, чтобы избежать косых взглядов. Здесь мы имеем возможность снять все маски и коммуницировать, выстраивать доверительные отношения со своей группой.

С точки зрения навыков, координаторство – это очень большой опыт общения. Начиная с собеседований, заканчивая контактированием с персоналом учреждения. Лично я, как координатор, научилась говорить нет и принимать решения, ответственность, которая приходит вместе с этими решениями.

Я знаю и понимаю, что не все могут работать с особыми детьми, и это нормально. Моя забота работать с новичками-волонтерами. Самое сложное здесь то, что новички, которым посещение ДДИ как-то не пришлось, редко говорят, если им тяжело, страшно или грустно. Они могли бы получить от нас поддержку, но столкнувшись с реальностью ДДИ, просто тихо уходят, перестают посещать. Мне важно изначально донести до новичков, что не стоит молчать, надо вместе со мной разбираться в том, что происходит или не нравится.

Я как координатор понимаю, что постепенно человек “выгорает”. То есть теряет интерес, устает от этой деятельности. Некоторые берут на себя слишком многое и через какое-то время понимают, что не потянут. Именно поэтому я всегда говорю волонтерам брать перерыв, особенно если они понимают, что начинают уставать или что-то раздражает.

Очень важно, чтобы волонтер был искренним. И для этого мне следует создать такую атмосферу в группе, где это возможно. Искренность необходима в первую очередь для того, чтобы можно было помочь волонтеру. Если люди не могут открыто сказать, почему им трудно, это почти всегда приводит к тому, что они теряют смысл ходить и постепенно перестают это делать. Очень часто помощь можно оказать относительно просто. Рядом всегда есть волонтеры с большим опытом, и многое, что беспокоит волонтера – уже пройдено координатором или другими волонтерами.

Относительно самой волонтерской группы, я слежу за комфортным пребыванием ребят. Стараюсь привносить свои идеи и поддерживать различные инициативы. Занимаюсь развитием волонтерских навыков и группы в целом, в том числе и продвижением в соцсетях. Организовывать общение вне ДДИ. И делиться, и получать опыт, от координаторов и волонтеров других групп.

Очень важно поддерживать вовлеченность волонтеров в работу, чтобы не получалось так, что координатор купил, подготовил, привез, а волонтер немного позанимался и ушел. Ведение соц. сетей. Подготовка новостей, написание текста – это все тоже труд, которому надо учиться.

И конечно, координаторство это постоянный креатив. Нужно придумывать новые занятия так чтобы это не превращалось в рутину. Даже последние полгода, которые получились насыщенными, я старалась максимально разнообразить.

Благодаря координаторству я получила огромный опыт общения с детьми, волонтерами, другими приглашенными людьми, опыт проведения мастер-классов. Раньше я боялась этого всего, а теперь благодаря такому количеству общения, налаживания контактов с людьми я совершенно спокойно к этому отношусь. Я научилась делегированию и распределению обязанностей, управлению группой.

Но рано или поздно мне тоже придется уйти, я это понимаю. И тут уже трудности будут в том, что каждый координатор по-своему ведет группу. Также опять возникает необходимость налаживания связи. Руководству проще, когда все идет по накатанной, и, если вдруг что-то меняется, то вся цепочка должна выстраиваться заново.

Говоря о назначении нового координатора, то важно постепенно передать ему все свои функции. Для этого лучше всего назначить время, по истечении которого вы полностью передадите группу новому координатору.

О работе с руководством и персоналом учреждения

Как координатор я много общаюсь с персоналом, а потому отлично вижу их отношение к волонтерству, как к явлению. Поначалу персонал нам не доверял. Им казалось, что мы пришли смотреть за ними, следить, как они общаются с детьми. От того сначала они боялись и не очень понимали, что к чему. Постепенно они осознали, что мы не из “департамента”, и нас не стоит бояться. Сегодня большинство воспитательниц к нам скорее нейтральны. Есть и те, которые нас очень ждут и стараются сами включаться в работу, но их не очень много.

Я стараюсь много времени и внимания уделять воспитательницам. Подойти, поговорить, спросить что-то. Все это располагает человека к вам. Таким образом, хорошие отношения сильно упрощают жизнь волонтерам, а значит, детям. Связано это также с тем, что с самим руководством мы почти не контактируем, а воспитатель является связующим звеном.

Конечно, есть вопросы, связанные с руководством, которые я решаю непосредственно с ним. Бывают чисто технические моменты, которые решаются через воспитателя. И я, как координатор, должна выстроить добрые и рабочие отношения и с теми, и с другими. Важно периодически показываться перед самим руководством, предлагать им неформальные отчеты в виде рассказов. Это служит своеобразным показателем того, что все хорошо.

Сейчас мы выстроили очень рабочие и хорошие отношения: во всем поддержка и всегда проявляется интерес. Во многом это достигнуто благодаря общению с самым руководством. Мы дружны в социальных сетях, рассказываем им о наших занятиях, показываем фотографии с занятий, обсуждаем новые идеи. Я поняла, что даже банально зайти, поговорить и показаться – очень важно. Это все помогает выстроить доверительные отношения и с персоналом, и с руководством. Я стараюсь со всем справиться сама, хотя иногда требуется помощь представителя Движения.

С воспитателями отношения не всегда складываются благополучно. Достаточно долго я думала над этим. Но в конце концов поняла, что это люди, работающие по 12 часов в учреждении, для них не организована профессиональная психологическая помощь, нет тренингов и поддержки. Мы на деле знаем, что настроение воспитателя не только хорошо чувствуется, но и сильно влияет на обстановку. Поэтому необходимо каким-то образом получить их расположение.

Один из способов – это постоянно напоминать персоналу о том, что с руководством согласовано, и руководство в курсе, замечать, что вы уже у него были, наметили график работы и прочее. Это сразу говорит человеку о том, что мы общаемся, а потому предъявить сходу претензии не получится.

Второй метод — это проявлять интерес к самому воспитателю. Во время того, как группа занимается, можно подойти, поговорить о том, как дела в группе, спросить совет. Каждая группа детей уникальна, и то, что хорошо идет в одной, в другой может совершенно не работать. И именно тут предрасположенный воспитатель всегда может подсказать, помочь, подключиться и поучаствовать, чтобы участие волонтеров было максимально для детей полезно. В любом случае воспитатель очень важен, хотя бы потому что именно он поддерживает дисциплину. И если дети видят, что его нет, то могут начать баловаться.

Ну и само собой, простенькие, незатейливые, символические, но все же презенты на праздники тоже отлично помогают и подчеркивают для воспитателя его значимость.

Так или иначе, постепенно воспитатели начинают проявлять интерес к волонтерству, узнавать, кто мы такие, зачем и почему сюда ходим. Это я стараюсь прорабатывать с воспитателями и лично отвечать на такие вопросы. Такая работа с воспитателями очень трудоемка и затратна, но крайне важна.

Всегда с новыми волонтерами необходимо проговаривать всю техническую сторону вопроса. Необходимые документы, правила безопасности, поведения в ДДИ и все остальное. Хотя, конечно, сейчас мы уже дошли до той степени доверия, когда воспитатель может спокойно уйти и не опасаться за детей, а иногда, наоборот, включиться в работу и помогать нам.

В моей координаторской деятельности был воспитатель, который быстро принял меня как координатора, а потом и всю волонтерскую группу. Это был один из таких людей, которому работа педагогом дана от Бога. Она нам очень сильно помогала. Например, когда мы с волонтерами танцевали, она приносила гармошку и играла. И вот недавно, когда я перебирала бумаги, то нашла благодарности людей, работающих в учреждении. И среди прочих, благодарность от нее, которая отличалась, в первую очередь своей искренностью.

Виктория Дороничева, координатор волонтерской группы в Детском доме-интернате для умственно отсталых детей №24 (2016-2019)