Урок 3. Волонтеры и государство

Юрий Белановский

Периодически те или иные властные структуры решают помочь благотворительным организациям и волонтерам. Для этого предлагают формализовать их рабочие отношения с медицинскими и социальными учреждениями.

Чтобы понимать

Благотворительные организации делятся на фонды и волонтерские сообщества. Фонды собирают деньги в виде пожертвований и отдают их на лекарства и лечение больных, обучение и социальную реабилитацию сирот, помощь старикам и т. д. и т. п. Волонтерские организации помогают нуждающимся через непосредственное человеческое участие. И те, и другие во многом компенсируют, восполняют недостатки и лакуны в государственной социальной и медицинской сферах. Их работа и служение очень востребованы и жизненно важны.

Взаимоотношения госучреждений с фондами более-менее партнерские. Деньги дисциплинируют и автоматически требуют той или иной формализации, отчетности. С волонтерами все по-другому, особенно если они не оказывают прямой и ощутимой помощи учреждениям, а лишь заботятся о подопечных. В подавляющем большинстве случаев руководство госучреждений, признавая важность и даже необходимость волонтерской помощи, воспринимает волонтеров как энтузиастов в статусе посетителей подопечных, не более. Ну, мало ли кто навещает детей в больнице или в детском доме? И родственники, и друзья, и знакомые, и… волонтеры. И для волонтеров это неплохо.

Таким образом, за последние 10 лет в Москве появилась целая армия регулярных социальных волонтеров. Тысяч двадцать. В основном они помогают детям в госучреждениях и способны быть для них «значимыми взрослыми» — собеседниками, друзьями, учителями, примером в жизни и т. д. Детям в больницах и детских домах слишком часто не хватает внимания, общения, сочувствия, творчества, впечатлений, игр, прогулок и т.д.

Большинство из этих волонтеров приходят в учреждения от имени фондов и воспринимаются, грубо говоря, как бесплатное приложение к деньгам. Но есть и те, которые ничьим «приложением» не являются. Они приходят именно к подопечным, как правило, к детям, и именно ради них. Понятно, что сотрудничество невозможно против воли руководства. Более того, присутствие волонтеров, так или иначе, совпадает с желанием ответственных лиц в медицинских и сиротских учреждениях. Именно поэтому волонтеры работают в очень немногих организациях. И там, где они что-то доброе делают, все уже привыкли к своего рода симбиозу. Руководство учреждений по отношению к волонтерам не обременено никакими обязательствами и ограничивается вполне обоснованными и необходимыми требованиями санитарных норм и дисциплины. Волонтеры, в свою очередь, при соблюдении требований делают то, к чему лежит их сердце, и пользуются доверием.

При такой симбиотической системе есть и накладки. Формально по документам в большинстве больниц и детских домов никаких волонтеров не существует, и в любой момент руководство учреждения может отказать добровольным помощникам без объяснения причин. Такие случаи известны.

Что надо учесть?

Чиновникам и руководству госучреждений хорошо бы понять, что социальные волонтеры — люди, пришедшие сделать что-то доброе под авторитетом и именем некой НКО, например, фонда «Подари жизнь», «Клуба волонтеров» или «Даниловцев». Волонтеры ждут, что их труд будет организован, что они будут делать именно то, ради чего пришли, что их обучат, будут поддерживать, обеспечат всем необходимым. И волонтеры правы! Учреждения получают от волонтерских организаций, являющихся в данном случае своего рода «операторами», уже привлеченных, проверенных, обученных, обеспеченных материалами, организованных волонтеров. Это значит, что была дана реклама, новички прошли собеседование, анкетирование и первичную подготовку, были обеспечены ресурсами и расходными материалами, а также включены в рабочие группы и подчинены опытному и ответственному руководителю.

За простой ситуацией — семь волонтеров организуют праздник в больнице — стоит большой ежедневный труд целой команды людей, стоят немалые затраты, в том числе и финансовые. И если вся эта система, так или иначе, сложилась и встроилась в конструкцию госучреждения, если тонкая грань симбиоза найдена, то давление «сверху» от начальства может быть очень негативным.

К сожалению, чиновники не понимают, что НКО, как правило, работают на пределе возможностей. Их главная задача — при минимальных ресурсах обеспечить свою работу ответственно и полноценно. Ведь их смысл — это благо детей, стариков, инвалидов, бездомных. Дополнительные требования при всех положительных оценках возможны при партнерском участии госучреждений и достаточно продолжительном переходном периоде, чтобы НКО смогли адаптироваться и найти внутренние ресурсы.

Можно ли стимулировать волонтерство?

В государственных органах разного уровня активно идет обсуждение разного рода регламентов и дорожных карт по развитию волонтерства. Одно из направлений обсуждения – стимулирование людей к волонтерству, в частности разного рода льготами, в том числе при поступлении в ВУЗы.

Большой вопрос, конечно, каким образом будет осуществляться контроль и справедливое распределение этих льгот? Но как-то это будет решено.

Есть проблема гораздо серьезнее. Насколько вообще реально стимулировать людей стать волонтерами? Ведь если задачей будет получение каких-то преимуществ, то участие будет совершенно формальным. Человек будет внутренне не готов к помощи, даже если придет и сделает какую-то работу. Будет ли результат, положительный эффект от такой деятельности?

Здесь имеет смысл говорить о двух разных видах добровольной помощи. Первое – это помощь медперсоналу: количественные процедуры, которые легко поддаются оценке: наложили столько-то бинтов, помыли столько-то полов. Иногда такая работа требует особой квалификации, но ее в любом случае легко оценивать. И совершенно другая помощь – это сочувствие, совместный досуг, игры, разговоры, духовная поддержка тех, кому больно, плохо, тоскливо и одиноко. Как оценить эффект от такой помощи, как замерить ее?

В России много людей, которые хотят помогать пациентам больниц и интернатов, которые готовы тратить часть своего времени и сил. Но эти люди не квалифицированы, они не знают, куда идти и что делать, не знают, как накладывать бинт, как использовать оборудование. Чиновники не понимают: чтобы вырастить профессиональных (опытных) волонтеров, надо сначала помочь этой массе людей, поддержать их желание, а не пытаться получить специалистов на пустом месте. Так должна быть построена социальная система.

Часто можно услышать от главврачей и чиновников: у нас тяжелобольные пациенты умирают, не хватает людей, нам нужны волонтеры. Но никто никогда с улицы не пойдет в палату к умирающим онкобольным! Единицы, сотые доли процента.

Чиновники и сотрудники государственных учреждений не умеют работать с обществом. Как-то одна чиновница возмущалась: «Почему говорят, что мы плохо относимся к волонтерам? Мы очень хорошо относимся к волонтерам. Нам нужны рабочие руки!» То есть власть рассматривает волонтеров просто как условных гастарбайтеров, как более дешевую или вообще бесплатную рабочую силу, готовую закрывать дыры в профессиональной медицине за копейки.

Но ведь волонтеры – это каждый из нас. Мы все, у кого есть лишний час свободного времени и желание сделать доброе дело, помочь, не получая специальных профессиональных навыков и не переступая через себя. Хочется спросить у таких чиновников: а вы сами вот так готовы бросить все свои дела и пойти в больницу помогать, только потому что вам дадут льготы?

Какая сегодня главная проблема?

Волонтерство сегодня не развивается в казенных социальных, медицинских учреждениях из-за нежелания и неготовности со стороны чиновников, сотрудников этих учреждений. Многие из них не готовы понять принципы и механизмы работы добровольцев, не готовы перестроить свою работу, боятся общественного контроля.

Во внутренней организации работы госструктур попросту отсутствует понимание «волонтер». Здесь речь не в формальном пункте или слове, а в том, что волонтерство имеет свою природу, внутренние особенности, и пока ни чиновники, ни работники казенных учреждений не понимают, как это может быть состыковано с их зоной ответственности. Не понимают и боятся.

Волонтеры в большинстве случаев не могут заменить профессионалов: врачей, воспитателей и т.д. Но они могут дать многое — внимание, заботу, участие. Речь не только о том, чтобы кто-то организовал досуг или участвовал в реабилитации. Речь о гораздо более глубоких и серьезных вещах. Но чиновники и сотрудники казенных учреждений отнекиваются: повышение «качества жизни» людей не входит в наши обязанности, у нас много работы, мы заняты делом, волонтеры мешают нам, на них надо тратить силы и время по организации их труда. Пока понятие «качества жизни» и роли социального волонтерства не укоренится в головах власть имущих, социальные волонтеры будут восприниматься очень поверхностно.

В итоге, чиновники и сотрудники государственных учреждений стараются минимизировать риски, вписать волонтеров в свои матрицы и навязать им статус «бесплатных сотрудников», со всеми вытекающими требованиями и формальностями. А это убивает волонтерство на корню.

Нет понимания, что волонтеры — это такие же люди, как любой из них, любой из нас. У волонтеров есть семья, работа, учеба, хобби. Волонтеры свободно жертвуют часть своего времени на помощь ближним. Они не бездельники, мающиеся от пустоты жизни. Они активные зрелые ответственные граждане нашей страны.

Статус волонтеров в учреждениях – это скорее статус «посетителя», а в отношении подопечных – «друга».

Но несмотря на очевидное, в подавляющем большинстве случаев волонтеры оказываются в положении должников по всем пунктам, начиная от расписания и заканчивая медицинскими книжками, которые должны приобрести за свой счет.

У каждого человека есть предел прочности. Если волонтера воспринимать как сотрудника и нагрузить его ответственностью и формальностями, то препятствия на пути к волонтерству станут непреодолимы. Волонтеру проще перестать быть волонтером и потратить свое время на что-то другое.

И это при том, что ресурсы госучреждений и конкретных волонтерских организаций несоизмеримы. У учреждений есть все – деньги, штат, транспорт, помещения и т.д. У некоммерческих и волонтерских организаций на этом фоне есть только крохи… И при этом вся ответственность на практике ложится на волонтеров.

Позиция чиновников и сотрудников госучреждений не раз озвучивалась мне лично со всей откровенностью. Цитирую: «Это вам – волонтерам — надо, вот и исполняйте!». О партнерском подходе нет и речи. Есть настоящее барство и пренебрежительное отношение к волонтерам.

Самое грустное, что в такой ситуации мы — представители волонтерских организаций — не можем ни по одному пункту упрекнуть казенные учреждения. Они все делают «по закону». Не подкопаешься.

Пока государство относится к волонтерам как к потребительскому материалу, ничего системного и доброго не выйдет. Нужно ориентироваться на принцип равноправного партнерства, на уважение к тому, что волонтеры дарят свое время на какую-то помощь. Необходимо создавать условия для того, чтобы человеку было комфортно делать доброе дело.